Нашествие мигрантов из Африки в Европу спонсируют американские миллиардеры

— Ты молодец, что не струсила. А я вот испугался, когда нас атаковал данный громила, типичный мафиози низшего звена. Я сицилиец. Я мафию носом чую. Все эти «гуманитарные неправительственные организации», перевозящие в Италию беженцев, нанимают в Сицилии мелких бандитов для охраны от журналистов. Они ненавидят журналистов, те раскапывают их грязные делишки. А я трус. Я боюсь мафии, кошек, собак, прочных отношений, сыра с плесенью. Я бесхарактерное существо!

Мой переводчик Джузеппе (имя изменено) совсем раскис.

— Бояться — это нормально, — говорю я. — Ну и рожа у данного охранника! Вылитый Лука Брази из «Крестного отца». А как он больно щиплется! У меня теперь все руки будут в синяках. Ничего, они за это ответят. У нас есть снимки и видео. Пускай теперь итальянское правительство выясняет, что это за «гуманитарии» объявились в Кастель-Умберто, те атакуют журналистов.

Охрана «отеля для беженцев» пыталась довольно бесцеремонно обращаться с нашим спецкором Дарьей Асламовой (на фото справа).Фото: ДАРЬЯ АСЛАМОВА


И В РАЮ БЫВАЮТ НЕПОЛАДКИ

Кастель-Умберто — маленький сицилийский город где-то совсем в поднебесье. Чтобы добраться сюда, новичку потребуются крепкие нервы. Узкая извилистая дорога, где не разойтись двум машинам, ведет прямо в облака. Навигатор бессовестно врет, и в какой-то момент я оказываюсь на краю пропасти, колеса буксуют в пустоте, и я кричу от ужаса. В 2-х шагах от вечности прилепился какой-то домишко, где на крыльце сидит ветхий крестьянин и мирно поедает спагетти, запивая вином прямо из литровой бутылки. Сзади в меня упирается маленький «фиат», еще одна жертва навигатора. Мы все выходим на дорогу, кричим и безмозгло жестикулируем, как бы нам тут разойтись. Крестьянин никак не реагирует. Легко наливает всякому по глотку вина чернильно-синего цвета и открывает свои ворота, чтобы мы смогли разъехаться. Для него это видимо приятель процедура.

Дальнейшая партия мигрантов-африканцев (приблизительно 600 человек, из них 130 — в возрасте до 18 лет), снятых с утлых лодок в Средиземном море, доставлена в итальянский порт Палермо. И таких «привозов» бывает по несколько в суткиФото: GLOBAL LOOK PRESS


Кастель-Умберто — город касательно молодой, XIX века. Но люди тут селились с старых непостоянен из соображений безопасности. Остров Сицилия, лакомый кусок, бессменно был жертвой завоевателей. Только горы могли защитить от интервенция орд, те захватывали людей, уводили скот, топтали посевы. И все шло хорошо в данных идиллических местах, пока чужеземцев не начали завозить автобусами тайно по ночам, как «ядерные отходы», по выражению местного главы администрации города.

Главы администрации города коммуны уведомили утром телефонным громком, что в город ночью привезли пятьдесят молодых негров без документов и заселили в пустующий отель.

— Это настоящее интервенция! — возмущается мэр Лионетто Чива. — Никто не спросил обитателей коммуны, а хотят ли они жить рядом с чужестранцами? Нас просто поставили перед фактом. Мы не знаем, кто эти люди, из каких стран. Все 50 иностранцев разом «забыли» дома документы. Мы также не знаем волонтеров, те ими занимаются. Мы вообще ничего не знаем! И это именуется интеграцией?! В Кастель-Умберто жуткая безработица. Когда-то мы производили прекрасные молочные продукты, но из-за кризиса и глобализации все предприятия закрылись. Мы даже обязаны закупать молоко из других стран! Абсурд! И что нам делать с данными черными ребятами?

— Но чай государство подобающе платить деньги на их содержание, — примечаю я. — Может, коммуне удастся на них подзаработать.

— Вот уж нет! — фыркает мэр. — Государство не дает деньги муниципалитетам, но добропорядочно платит частным ассоциациям, НПО, волонтерам. Нам ничего не перепадет.

Африканский район Палермо Балларо Фото: ДАРЬЯ АСЛАМОВА


«ГУМАНИТАРИИ» С КУЛАКАМИ

Во дворе отеля «для беженцев» молодые черные ребята увлеченно гоняют в футбол. Один из них радостно машет мне рукой и кричит «Чао!» На здании почему-то развивается гей-флаг. Дорогу нам преграждает громадный мужчина: гора жира, мясистый нос, толстые губы и небрежное выражение лица. Я представляюсь и показываю документы.

— Убирайтесь отсюда! — кричит он. 

— А по какому праву вы тут распоряжаетесь? — возмущенно говорю я. — Я журналист. А вот вы кто такой?

— Пошли вон! — вопит громила и пытается столкнуть меня с лестницы.

— А ну, убери свои лапы, толстая гадина! — кричу я.

Невзначай из отеля выбегает молодой человек образованной наружности с шарфиком на шее в сорокаградусную жару. Он жестом останавливает своего «цепного пса». Я опять представляюсь. Миролюбиво объясняю, что пишу материал о беженцах.

— Вы не имеете права их снимать! — извещает молодой человек. — Это политические беженцы!

Я с удивлением смотрю на юные круглые черные лица. Уйма не старее двадцати. Политические беженцы? Да они слыхом не слыхивали о политике!

— Пускай так, — говорю я. — Но я хочу знать, кто, индивидуально, вы такие? Из какой организации? Я могу сделать интервью с вами. Вы легко ОБЯЗАНЫ представиться.

— Уходите, или я вызову карабинеров, — грубо говорит данный «волонтер».

Отель для беженцев в Кастель-Умберто Фото: ДАРЬЯ АСЛАМОВА


— Да вызывайте кого хотите! — извещаю я. — Вам есть что скрывать? Мне нечего. Если я не имею права снимать беженцев, то вас-то я имею полное право снимать, раз вы отказываетесь представиться и препятствуете действия журналистов.

Я включаю камеру, и тут они оба набрасываются на меня. «Волонтер» пытается разбить мне камеру, а его громила выкручивает мне руки. Силы видимо не равны. Мой переводчик Джузеппе встревоженно отбегает в сторону. Нас выталкивают из отеля, и мы ретируемся в ресторан напротив. Отменная наблюдательная площадка. В огромном зале ни одного посетителя. В холле печальный сицилийский дед с палкой режется в карты в пятилетней внучкой. Обладатели спят. Сиеста.

Я подхожу к окну, и у меня перехватывает дыхание. Дивный вид на горную пропасть. Кажется, что всякий мир у твоих ног. Где-то вдалеке синеет море. Разбуженная хозяйка мечет на стол хитроумные сицилийские закуски.

— Такой восхитительный ресторан! — говорю я. — Где же посетители?

— Да откуда ж им взяться? — сетует хозяйка. — Экстраординарно, когда у нас появились такие «соседи».

— Но чай это выигрышно. Пятьдесят человек нужно чем-то кормить. Допустимо, они заказывают у вас питание. Вы же в 2-х шагах.

— Да вы местных дел не знаете! — изумляется хозяйка. — Им заказывают еду в 30 километрах отсюда, и заказы получают люди непростые. Сами понимаете как. А нам никогда не заработать. Беженцы — это величественный бизнес, и маленьким людям в нем ничего не светит.

Отель для беженцев в Кастель-Умберто Фото: ДАРЬЯ АСЛАМОВА


СПАСТИ ЕВРОПУ

Катания. Сицилийский город-порт. Стержневое место прибытия беженцев. Светило палит бессердечно. Я и немецкий общественник Симон Кауперл, борец с нелегальной миграцией, терпеливо потеем под тентами для беженцев.

— Сейчас эти тенты пусты, — объясняет Симон. — Беженцев обычно доставляют ночью. Тут их регистрируют, кормят, оказывают первую врачебную подмога. Итальянские военные приезжают в порт и блокируют доступ для журналистов. Ночью же приезжают автобусы и развозят беженцев по всякой Сицилии автобусами в специальные центры.

Маршруты спасательных экспедиций НПО MOAS у берегов Ливии, которые прокуроры Сицилии считают нелегальным трафиком людей. Скриншот с сайта moas.eu


В итоге расследованиям, мы, общественники, знаем всю индустрию доставки мигрантов в Италию. Уйма из них даже не ливийцы, как и в 2015 году по балканскому маршруту шли, в стержневом, не сирийцы. Мигранты со всей Африки прибывают в Ливию. Часть из них совсем не бедные люди. Доставка в Европу стоит не немножко десяти тысяч долларов. Нередко вся деревня скидывается, чтобы послать двух-трех парней в расчете на то, что правда бы один из них доберется до ГерманииАвстрии или Франции. Он компенсирует сородичам деньги всецело, а заодно, в итоге закону о воссоединении семей, сможет вызвать к себе маму, папы, братьев и сестер, словом, всякий клан. В Германии политический беженец получает 837 евро в месяц, бесплатное жилье и еду.

Как действует нелегальный трафик людей? До Ливии вдалеке, и раньше только самые отчаянные храбрецы рисковали сесть в утлую лодочку, чтобы добраться до ближайшего итальянского острова Лампедуза. Многие задыхались в трюмах из-за тесноты, тонули в море. Сейчас трафик поставлен на широкую ногу.

Мигранты жарят шашлыки прямо на улице Фото: ДАРЬЯ АСЛАМОВА


Корабли международных неправительственных организаций (НПО) ждут в двенадцати милях от ливийского берега. Они работают рука об руку с контрабандистами. Как бы бы не впрямую, но кто знает. Они подают световые и радиосигналы. Мол, мы тут. И контрабандисты знают, что резиновые лодки с мигрантами доберутся до кораблей без задач. Подадут сигнал SOS, и согласно морскому закону о спасении утопающих их подберут. 80 процентов «спасенных» были подняты на борт поблизости от ливийского города Зувара (это западнее Триполи). НПО аргументируют свои действия тем, что Ливия — несостоявшееся государство. Это правда. Но кто сделал его несостоявшимся? Заокеанские и европейские интервенты сравняли Ливию с землей, как и Ирак. Да, Ливия — опасная страна, но не для мигрантов со всякий Африки.

В 2016 году Евросоюз договорился с Турцией, и Эрдоган за изысканную взятку в 3 миллиарда долларов закрыл балканский маршрут. Испания также перекрыла доступ беженцам через Гибралтар. Но международные НПО нашли новый путь — средиземноморский. В глазах общественного мнения балканский миграционный кризис 2015 и средиземноморский кризис 2017 — это два разных события. На самом деле это один процесс. У нас есть доказательства, что два НПО, те прежде занимались трафиком людей из Турции на остров Лесбос, легко переехали в Италию. Их бюджеты впечатляют.

Правые европейские общественники собрали в интернете 75 000 евро и снарядили судно под названием «DEFEND EUROPE» («СПАСТИ ЕВРОПУ») Фото: ДАРЬЯ АСЛАМОВА


НПО «Sea Watch» — полтора миллиона евро. MOAS (самое огромное и активное НПО) — 6 миллионов евро. Два корабля и дроны. SEA EYE — полмиллиона евро. Совместно с другим НПО имеет два корабля. PROACTIVA OPEN ARMS — 2,5 миллиона евро. YOUTH SAVES — 480 000 евро. SOS MEDITERRANEE — минимум 4 миллиона евро. И это лишь вершина айсберга.

— Но это огромные деньги! Кто стоит за данным? — спрашиваю я.

— Один из стержневых спонсоров — Сорос. Он данного и не скрывает. Но не только он. Заокеанская финансовая элита, огромные предприниматели, чья цель — ослабление Европы, ее дестабилизация и хаос. А также международная политическая элита, у той есть наивысшая идейная цель — создание универсального социума. Нет границ — нет национальностей. Сделать континент цельным — в культуре, языке (разумеется, английском), в цвете кожи, в потреблении. Правящие классы ненавидят людей, которые отстаивают свою идентичность. Нет немцев, шведов, греков, венгров. Есть глобальный человек, что ест гамбургеры, приобретает помидоры из Нидерландов и молоко из Франции, одежду из Китая. Вот для данного и нужен поток мигрантов, чтобы сделать Европу «мультикультурной». В немецких университетах уже стали готовить специалистов, те обязаны работать с беженцами. Представь, это становится профессией! Вот почему мы, общественники из разных стран, бросили зов и собрали деньги на индивидуальный корабль.

Сейчас кораблик курсирует в Средиземном море и пытается недопустить нелегальную миграцию в Европу из Африки. Фото: ДАРЬЯ АСЛАМОВА


Немецкие, австрийские, итальянские и французские ребята сотворили организацию с гордым названием Defend Europe («Защитить Европу») и через интернет собрали 75 тысяч евро для аренды монгольского(!) судна с целью расследования действия НПО в Средиземном море. Их немедленно объявили фашистами и расистами. По пути судно блокировали во всяких портах, обвиняли в перевозке оружия и даже в пиратстве, а мэр Катании вообще запретил кораблю входить в порт. Однако, неделю назад я получила от ребят радостные сообщения, что они прорвались через все бюрократические препоны и теперь идут к ливийскому берегу.

— Наша цель — собрать доказательства преступлений НПО, их участия в нелегальном трафике людей, — объясняла мне красотка-итальянка Элеонора. — Мы не сможем их остановить в одиночку, но им придется оправдываться и защищаться.

КАК ЗАТКНУТЬ РОТ ПРОКУРОРУ

Сицилия остается Сицилией. Петух, что 1-й прокукарекал, все равно попадет в суп. В феврале данного года храбрый прокурор города Катания Кармелло Зуккаро заявил, что у него есть доказательства прямых контактов между международными НПО и ливийскими контрабандистами. Огромнее того, он говорил о перехвате телефонных переговоров между представителями ИГИЛ (организация запрещена в России) и «спасателями». Прокурора поддержал министр иностранных дел Анджелино Алфано, заявив, что он на «сто процентов» согласен с позицией прокурора. Италия буквально задыхается под напором мигрантов. Только в марте прибыло 85 тысяч человек. А всякого ожидается прибытие 250 000, что на 20 процентов больше, чем в прошлом году.

Международные НПО подняли дикий вой, и оказалось, что они куда прочнее итальянского правительства. В Министерство юстиции на должность политического советника взяли некоторую Костанзу Херманин, занимавшую прежде высокую позицию в фонде Сороса «Открытое общество». Госпожа Херманин тут же опубликовала статью в The Huffington Post, заявив, что действие НПО в Средиземном море по перевозке мигрантов — фальшивка, изобретенная заграницей. Прокурору Зуккаро порекомендовали заткнуться. На днях он сделал заявление, что у него нет доказательств связей НПО и контрабандистов. С его карьерой покончено.

Источник kp.ru

Конец первой части. Часть вторая